История одного пенькозавода

26.06.2019

(Нач. в № 19-20)

Пропаренная треста подсушивалась на полях сушки, затем обрабатывалась на мяльно-трепальном и кудельном агрегатах. После первой стадии подсушенное сырьё поступало в мялку, затем происходило измельчение. Измельчённое сырьё шло на конвейер, который назывался подфасонный. Волокно отделялось от костры, далее шло на съёмку. Потом его взвешивали, сортировали, переправляли в складские помещения для готовой продукции. В цехе прессовки его прессовали и взвешивали вторично, связывали верёвками в тюки.
Первоначально здание завода было деревянное, что приводило к частым пожарам. Каменный завод начали строить в 1957 году. Руководил строительством и выпуском продукции в этот период директор Ерузанов Борис Александрович. Завод располагался в 40 км от железной дороги. Основной рабочей силой были женщины. Все работы велись вручную из-за отсутствия техники после военного лихолетья. Работа на пенькозаводе была очень трудоемкой, но желание мирной жизни и труда, вера в лучшее будущее прибавляло сил, делало невозможное возможным. Работа была очень тяжелой, в самом заводе было очень пыльно, шумно, люди работали в респираторах, которые забивались практически сразу после начала работы.
В 60-е годы пенькозавод относился к тресту Мордовии, инженеров присылали оттуда же. Пенькозаводов по Горьковской области было в то время много: Пильнинский, Гагинский, Лукояновский, Болдинский. Все они располагались по р.Пьяне. В поселении Пруды, как и во всех селах района, жители коноплю выращивали на своих участках, мочили в местных прудах (отсюда название поселения), затем сушили, а потом сдавали на пенькозавод. Весной подготовленные участки земли засевали. Поле не трогали, пока на стеблях конопли не опадут листья. Осенью начинали сбор, траву скашивали или вырывали руками. Коноплю делили на посконь (мужского рода) и матерку (женского рода). Посконь шел на полотно, его в народе еще называли холст или рядно. После окончания цветения, когда из конопли мужского рода выпала пыльца, а стебли еще были зеленые, посконь выдергивали. Пеньковолокно, которое было убрано без сортировки (посконь и матерка), ценилось ниже.
Скошенную коноплю связывали в снопы, после чего отвозили к водоему, где их замачивали в проточной воде, придавливая грузом. Как только стебли приобретали нужную мягкость, снопы доставали из воды и раскладывали на берегу для сушки. Так делали жители, которые сами выращивали и продавали коноплю на пенькозавод. Но главными поставщиками были колхозы и совхозы.
Чтобы изготовить прядильное волокно из конопли, растительное сырье проходило несколько стадий: замачивание, расстил (сушка), обмолот, чесание, прядение, ткачество, отбеливание.

Обратная связь
Вот такой отклик мы получили на публикацию статьи об истории пенькозавода, вернее, старой фотографии. Жительнице Сеченова А.Н. Здюмаевой сообщили еще по дороге домой: «В газете на фото ты в молодые годы». «Не поверила, удивилась, с чего бы это,- делится с сотрудниками «Борьбы» Анна Николаевна. – А пришла домой, открыла газету и заплакала от нахлынувших воспоминаний. На пенькозаводе мы с девчонками начали работать еще в школьные годы, после 7 класса, летом. А уж после окончания восьмилетки, можно сказать, были опытными работницами. Мне на этом снимке 14 лет, мои землячки из Малинова Куста Таня Гайдамак, Таня Ляхова – на два года постарше, Любе Прониной там лет 15. А еще узнала Анну Полевую – бухгалтера пенькозавода, тетю Катю Долгову, мастера Шмакалова из Синяковки, Оксю – фамилию запамятовала, Катю Лутохину. Остальных не узнала. Может, кто припомнит.
Во время каникул нас брали на работу – носили снопы на сушилку. Нужно было поторапливаться, т.к. длиннющая сушилка двигалась, и всегда должна быть заполнена, чтобы никаких пропусков. Потом уже, так сказать, набравшись опыта, идущие из сушилки снопы мы раздвигали, чтобы шли тоненьким слоем в мялку. А подносить снопы поручали новичкам. Работа была нелегкой и очень пыльной. Спасал душ после трудного дня. В обед процесс останавливался, все дружно шли на кухню, ели кто что принес, чаще яйца, хлеб, молоко.
Вот так детьми мы приобщались к тяжелому труду. Зарплату получали до 60 руб. в месяц, большие тогда деньги. Грустно и горько, что на старость за большую трудовую жизнь такую маленькую пенсию заработали. И слезы – они и от ностальгии по прошлому, и от обиды»…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *